Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Новости

Новая формация незаметно для власти захватывает мир живых

Я был 12 мая на Пушкинской площади. Я видел революцию. Да, вот так прям. Нет, я в курсе, что власть не поменялась. И да, не поменяется в ближайшее время. Я даже допускаю, что Путин сдохнет у себя в кровати и не от страха. Не в этом дело.

Это как в 1968-м в Париже. Власть не изменилась, а вот мозги очень сильно изменились. Наше будущее (то, которое даже и без нас) изменилось прямо 12 июня.

В лохматые, почти мамонтовские времена, города обзавелись заводами, чтобы сделать себе стальные зубы и сожрать этими зубами деревню. Поменялась формация, поменялась культура. Не сразу: от создания первой мануфактуры до создания первого профсоюза и окончательного разгрома патриархальной деревенской культуры прошло дико много времени. Сейчас время набрало ход и катит уже гораздо, гораздо быстрее: если Ленин жил еще 70 лет после своей смерти, то Путин умер еще до на Пушкинской площади неделю назад.

Создана новая производственная база: под нее меняется культура, сознание и мировоззрение.

Тиньков успешно конкурирует с альфасбербанком, убер почти убрал традиционные такси с рынка, приложения в телефоне стоят дороже нефти, а вслед за ними ютюб вытеснил телевизор.

Количество лайков стало важнее количества избирателей.

Навальный успел вскочить в последнюю дверь последнего вагона уходящего поезда. Вагон, конечно, отцепной, только до следующей станции. И то молодец. Путин и вовсе в пролете. Произошла смена парадигмы. В новой старый чекист уже не жилец. Даже страшно представить, в какую кривую загнулась бы его "прямая линия", ну, скажем, в "Перископе". Кадыров и Медведев смотрятся в интернет-пространстве забавно — как мамонты в метро.

Я говорю об этом так уверено, потому что не участвую в общем забеге. Устал, отстал и смотрю на это со стороны, уже из прошлого. Журналистика проигрывает блогерству, цепляясь за старые определения и бюрократические заморочки. Что-то еще значат старые пресс-карты, аккредитации и даже журналистские удостоверения, но хорошая трансляция, хороший блог на ютюб значит больше. Можно запретить один блог, посадить сотню блогеров, но запретить хотя бы ютюб — невозможно, это первый шаг к тотальному поражению.

Поменялись не только средства высказывания. Поменялась и повестка в целом. Эта новая повестка нам зачастую даже непонятна.

В частности, вопрос "чей Крым?", от которого так заходятся старики, ничего не значит для этих новеньких. Я как-то по глупости задал его одному нахальному подростку. Он посмотрел на меня как на идиота и просто ответил: "Не знаю, не мой". Не в том смысле, что он украинский или еще какой, а в том смысле, что это не так важно для его неограниченного старыми клише мировоззрения. Возможно, в их будущем Крым — не российский, не украинский, не китайский, а какой-то вообще другой. Тем более вопросы о Великой отечественной войне и прочем в том же духе — это вообще для реконструкторов.

Архонты и дальше могут думать, что что-то решают, но город у подножья их горы давно опустел. Их решения и их дискуссии уже мало что значат. Мы не успели оглянуться, а молодые меняют мир. Иногда очень молодые, чуть старше возраста принудительной паспортизации.

Мы живем в мире призраков и пустых видений.

Слышите объявление в аэропорту? Это для нас)) (употреблю смайлик, вдруг отмажусь от следующего рейса)) Для глухих повторяю: поколение за 60 — на вылет, поколению за 50 — приготовиться.

Реклама
Реклама