Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Новости

Самой России нужен не просто трибунал, а Нюрнберг-2

Эти вопросы были переданы Борису Стомахину, когда стало известно, что публициста ждет ужесточения наказания. Пермский краевой суд постановил перевести его из лагеря строгого режима ИК-10 в Пермском крае в "крытку", крытую тюрьму. Формально причиной ужесточения стало "злостное нарушение режима лагеря". Или многолетнее нарушение режима Путина — так сформулировать было бы точнее...

Нам удалось передать Борису список вопросов, на которые он успел ответить до своего отбытия в неизвестном направлении. Ведь, как водится, осужденный узнает о месте нового заточения только по прибытии в него. К сожалению, ответы приходят с опозданием, за это время умерла мать политзека, появились новые вопросы, но и ответы на прежние не потеряли своей актуальности. Хотя эти ответы Стомахин пытается донести до сограждан уже не первый год.

— Борис, как изменилась ваша жизнь после приговора к крытой тюрьме — в отношении к вам местного начальства, перевели ли вас в какое-то другое помещение?

— Пока по сути не изменилось ничего. Я просто сижу и жду, когда придут и начнут конвоировать куда-то. Я нахожусь в "одиночке", в "каменном мешке". Это место моего двухлетнего пребывания. 7 сентября исполнилось 700 дней. Видеокамера смотрит на меня день и ночь. В 2014 году посадили как-то раз меня в общую — дня на четыре всего, потом снова перевели сюда. Как по мне — одному гораздо лучше.

Хотя условия в целом — жуткие. Именно летом в камере страшный холод — из-за отключенного отопления. Когда на улице +30, тогда еще ничего. Но когда +15 — ужасно мерзнешь. Зимой, с отоплением, было бы тепло, но оконная рама у меня тут сломана, плохо прилегает. По камере гуляет ветер. Проблему можно легко исправить с помощью строительной пены, заделать щель хотя бы. Но всем плевать.

— Состояние вашего здоровья в целом — что вы можете об этом сказать?

— Живой пока. Глаза видят, уши слышат. Летом, когда простужался, к "медикам" не обращался из брезгливости. Они шарлатаны. По распоряжению "руководства" все лекарства хранятся где-то у них "в сейфе". Все мои лекарства остались в СУСе в 2015 году. Лекарства должны были переехать вместе со мной. Этот "врач" ведет прием и в СУСе, и в ШИЗО. Мог бы захватить таблетки и передать мне. В Буреполоме, при первом сроке, все лекарства со мной в бараке были. Сейчас — нет ничего.

— Как вы относитесь к "левым"? К Удальцову? Считаете ли вы, что у них есть шанс на поддержку в обществе?

— У "левых"? Да, наверное. И хорошего тут мало. Вспоминается афоризм Зюганова, что Россия — "левая страна". На самом деле — это диагноз.

Потому что зюгановская левизна — она имперская. Российская "стандартная" левизна, к сожалению, именно такая.

Я был солидарен с Удальцовым как с политзеком, когда его упекли в колонию за "массовые беспорядки". Говорил об этом. Но вот теперь, когда он вышел, не знаю — будет ли от него хотя бы слово солидарности с такими политзеками, как я...

— Есть ли перспективы у Навального?

— К сожалению, и у Удальцова, и у Навального перспективы есть. У популистов всегда больше шансов. Но перемен они не принесут. За Навального, я знаю, тут и Латынина впряглась, и Альбац, и вообще — большинство журналистов. Латынина писала, что критики Навального "хотят ходить по воде, а на кресте висеть не хотят". Так вот, я критикую, как раз "вися на кресте". Десять лет сижу. Когда выйду, Бог даст, будут все двенадцать.

Только меня предпочитают не слышать. Как и "левые", "правые" у русских в основном "великодержавники", шовинисты. Кто не таков — являет собой исключение. Например, Алексей Широпаев, публицист, поэт и идеолог западного пути развития России. Критик русской "имперскости". В книге "Тюрьма народа: Русский взгляд на Россию" он пишет об "азиатчине", авторитаризме Московского княжества, пришедшего на смену демократичной Новгородской республике. О постигшем нас "крымнаше" Широпаев говорит, что это ужас, позор, "провал в культурную и нравственную яму". Системообразующие мифы — победобесие, оправдание сталинщины — должны быть разрушены.

Я столько лет об этом говорю — и все впустую. Это серьезная, тяжелая работа, и она еще даже не начиналась.

— Борис, вы резко отзываетесь о согражданах, иногда призываете к мерам, могущим причинить ущерб невинным людям. Нет ли гиперболы в ваших словах?

— Речь же идет о тупиковой ситуации. Какие еще тут могут быть слова? О невозможности перерождения РФ (в ее теперешних границах) в нормально функционирующее государство европейского образца. Жители этой территории придут в сознание лишь после очередного обширного распада этого государства. И то — только если прежний стиль правления осудят и пройдут через массовое покаяние. Денацификацию, как немцы в свое время.

За то, что много лет взращивали и поддерживали этот Мордор. Под их вкусы как раз и подстраивались теперешние узурпаторы. Так что население стоит своих правителей.

— Что вы думаете по поводу сложившегося конфликта Северной Кореи с остальным миром?

— Если даже Трамп не может усмирить этого Ким Чен Ына, то всем прочим и подавно с ним не сладить. Диктатор вполне может добросить бомбу до Гуама. До Южной Кореи — уж точно... Путин все время потакал их агрессивности. А разбираться придется как всегда — американцам. Больше некому. Страсти слишком накалились в последнее время.

— Хорошо ли, что "брекзит" побеждает? Как на ваш взгляд, угрожает ли это ЕС?

— В одном из интервью Вадим Штепа (один из лидеров "Российского интеллектуального движения за культурное самоопределение регионов") говорил: дайте нам референдум, и мы выйдем из ЕС. Мне кажется, проще всего (а не надо бы) диктовать из Брюсселя, как правильно жить. Ведь даже общую конституцию ввести пытались! Буковский называл это EUSSR — знакомый "совок", только на европейский лад. Буковский писал еще в начале 2000-х, что в России победили большевики, а в Европе меньшевики.

Свобода передвижения важна, конечно, но не такой ценой. Это диктатура, пусть даже и мягкая. Для Британии это слишком. Проживут они без ЕС, и дай бог им успеха.

Даже и каталонцы — не пропадут... Британцы, на мой взгляд, наиболее близки к тому, что можно было бы назвать идеальным государством.

— Какое будущее у РФ? Она сможет сохраниться в существующих границах?

— РФ как субъект международного права обречена распасться. Причем чем скорее это произойдет и чем на более подробное количество частей, тем лучше. Проще будет наводить порядок. Санкт-Петербург, например, вполне мог бы быть отдельным, самостоятельным субъектом. Парламентская республика без президента — вот к чему следовало бы стремиться. В конституции должно быть оговорено, что функции президента сводятся к минимуму.

Когда-то программа была на телевидении — "Час быка". Помню, в ней рассказывалась такая история. В Голландии полиция накрыла бордель. Девушки были из РФ. Документов у них не было. Полицейские, чтобы заставить их предъявить документы, вынуждены были доказывать, что этот случай — "особый" и что они вправе настаивать. Надо стремиться к тому, чтобы государство не работало на кастовые, клановые интересы, не смело совать нос в дела граждан под предлогом "защиты нас от нас". Поменьше контроля, поменьше бюрократии, побольше самоорганизации — и жизнь наладится.

У Артура Конан Дойля есть роман "Затерянный мир". Там описывается изолированная от всего на свете земля, населенная динозаврами, каким-то образом уцелевшая в таком виде среди современной Дойлю реальности. Россия — такой же затерянный мир среди Европы.

Герцен когда-то писал, что рабство у нас только увеличилось и окрепло вместе с европейской формой организации суда. Далее оно породило сталинские "тройки". Приговоры штамповали тогда, штампуют сейчас. Ничего не меняется.

— Что, на ваш взгляд, могло бы подтолкнуть позитивные процессы?

— Ну, не знаю, возможно, путинский режим возьмет и рухнет сам в ближайшее время, но нечего на это надеяться, нужно что-то делать. Например, создать группу из влиятельных депутатов в Украине, странах Балтии, Польше, из известных общественных деятелей, объединенных общей задачей — "Путина в Гаагу".

Поскольку гибель империи и имперскости может происходить только параллельно с трибуналом над Путиным и его сообщниками — военными преступниками, захватившими власть в РФ и ведущими войны за ее пределами. Нужен не просто трибунал, а Нюрнберг-2.

Так как первый Нюрнберг был слишком однобоким. СССР был в ранге победителя. А теперь надо этого "победителя" судить и расхлебывать итоги всех его "побед".

 

            Интервью было бы невозможно без помощи со стороны друзей Бориса Стомахина, за что редакция выражает им искреннюю признательность!

Реклама
Реклама