Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Новости

18.04.2018
Родные арестованных по "пензенскому делу" антифашистов требуют обеспечить безопасность их детям

В Сахаровском центре прошла пресс-конференция "Родительской сети" — комитета родственников арестованных по "пензенскому делу" антифашистов. На ней выступили родители Дмитрия Пчелинцева, Андрея Чернова, Ильи Шакурского и Армана Сагынбаева. Родные антифашистов рассказали, что после задержания их детей избивали, выбивали признательные показания и пытали электрошокером в ФСБ. Родственники фигурантов дела требуют, чтобы их детям обеспечили безопасность в СИЗО и поменяли следственную группу для объективного расследования.

Осенью прошлого года и в начале 2018 года в Пензе и Санкт-Петербурге задержали девять антифашистов. Их обвинили в участии в "террористическом сообществе" (ч. 2 ст. 205.4 УК РФ) и планировании терактов во время президентских выборов и чемпионата мира по футболу. По версии следствия, они приняли участие в петербургском структурном подразделении "Марсово поле" ("Марс") террористического сообщества "Сеть" для осуществления террористической деятельности и подготовки преступлений. В Петербурге по этому делу арестовали антифашистов Юлия Бояршинова, Игоря Шишкина и Виктора Филинкова. А в Пензе — Егора Зорина, Илью Шакурского, Василия Куксова, Дмитрия Пчелинцева, Андрея Чернова и Армана Сагынбаева.

После задержания и серии допросов Пчелинцев, Шакурский и Филинков заявили, что сотрудники Федеральной службы безопасности (ФСБ) их избили и пытали электрошокером. Они утверждают, что силовики заставляли их заучивать формулировки признательных показаний, которые потом необходимо было произнести следователю. Адвокаты и члены ОНК подтвердили, что на теле молодых людей были следы физического насилия.

По словам Татьяны Черновой, мамы Андрея Чернова, сына задержали 9 ноября 2017 года прямо на рабочем месте, сразу забрали и надели наручники. На протяжении двух дней о нем ничего не было известно. Оказалось, что он находился в изоляторе.

"Он ничего противозаконного не делал. Да, они были антифашистами, тогда за это можно много задержать людей. Через два дня он подписал все документы, во всем сознался и так подписал себе приговор", — вспоминала Чернова.

Адвокат убедил Андрея, чтобы он отказался от признательных показаний. Тогда на него стали сильнее оказывать давление. Все новогодние праздники он провел в карцере, ему постоянно ухудшали положение в СИЗО, подбрасывали лезвия или устраивали провокации его сокамерники, рассказала Чернова.

"Свиданий не дают с сыном, как сказал следователь, я неправильный родитель. Видится с ним только адвокат", — добавила мама Андрея.

О физическом давлении со стороны эфэсбэшных оперативников также рассказала Светлана Пчелинцева, мама Дмитрия Пчелинцева. Ее сын заявлял, что к нему применяли пытки, но позже отказался от этих слов после постоянного давления, пояснив, что оговорил себя.

"Ужасно, что происходит. Глупо настолько, но все настолько бессильны. Его пытали, он висел вниз головой, подключали пальцы к динамо-машине. Доводили до такой степени, что, он сам писал, "мне трогали пульс и проверяли, чтобы я не умер". Это продолжалось не один день. Я не могу это описывать..." — с трудом вспоминала Пчелинцева.

Позднее он смог повидаться с женой, она его увидела избитым и истерзанным. Он попросил, чтобы родственники прекратили общаться со СМИ. Его предупредили: если он откажется от признательных показаний, то пытки продолжатся. Еему угрожали, что инсценируют его самоубийство.

"Мы хотим справедливого решения, защитить нашего сына и других ребят", — сказала Пчелинцева.

Мама Армана Сыгынбаева Елена Стригина призналась, что длительное время молчала и не общалась с журналистами, поскольку боялась навредить сыну. Ранее СМИ писали, что Сыгынбаев сотрудничает со следствием. Стригина опровергла эту информацию.

"Сейчас настал такой предел, когда настала пропасть. Мы молчали, сейчас уже нельзя молчать… Сейчас понимаю, что рискую его жизнью. Я беру на себя ответственность", — голос Стригиной задрожал. 

Она рассказала, что ее сын со своей подругой жили в Петербурге, он работал программистом, она знала, что сын придерживается антифашистских взглядов. По словам Стригиной, у Армана серьезное хроническое заболевание и если ему не давать лекарства в СИЗО, то он может умереть. 

"На свидании в ФСБ я была в шоке, он был в ужасном состоянии, еле стоял на ногах, говорил, что не дают лекарства. У меня началась истерика, что дойду до президента или покончу с жизнью. Показывал ожоги, синяки от побоев. Им пришлось его лечить. Я сказала следователю, что он не доживет до суда. Сейчас хоть дают таблетки, чтобы дотянул", — рассказала мама Армана. 

Она призналась, что с ней связались журналисты НТВ и просили дать интервью. Позднее позвонил следователь и стал интересоваться о ее сыне. Он настоятельно просил встретиться с журналистами НТВ, иначе намекнул, что сыну прекратят давать лекарства. "Я не смогла тогда отказать. Надо было бы их послать", — добавила Стригина. 

По ее словам, журналисты НТВ показали ей ролики засекреченного дела и попросили их прокомментировать. Причем эти материалы следствие не предоставляет адвокатам для ознакомления. На одном из видео парни достают какой-то ящик, открывают и там какое-то оружие, пистолет.

Стригина говорила журналистам, что это, скорее всего, страйкбольное оружие, а не боевое, они тренируются молча, они ни к чему не призывают. Ей в ответ сказали, что у них якобы обнаружили литературу террористическую и призывы к терактам. Последний вопрос журналистов возмутил Стригину. Ее спросили, знает ли она, что фигуранты дела хотели взорвать Мавзолей.

"Это прокомментировать я не смогла, это прокомментировать могут специалисты психиатрической клиники, которые все это состряпали и пытаются на них навешать", — недоумевала Стригина.

Следующей выступила мама Ильи Шакурского, Елена Богатова, которая рассказала про обыски в их квартире. Она утверждает, что следственная группа приехала к ним со своими понятыми. Зашли к ним, она заметила, что они знали, где у них находилась бомба. Богатова подозревает, что оперативники сами заранее положили в квартиру бомбу, когда Илья находился у них на допросе. 

"Его пытают, потом десять дней его держат в карцере, после этого дают свидание мне с ним, но свидание проходит вместе с оперативником. То есть мы сидим друг напротив друга с Ильей. Как он мне скажет? Никак он мне просто не мог об этом сказать, но я видела его глаза. Там столько боли. Сколько там вот этой боли", — попыталась сдержать слезы Богатова. 

10 апреля ей позвонил следователь и предложил прийти на беседу. Он два часа ее уговаривал оказать содействие следствию, чтобы сын дал признательные показания, также просил дать интервью НТВ и пообещал, что на суде Илье зачтется. 

"Задаю себе вопрос: за что? За что он виноват? Какой он террорист? Он ходит бомжей кормит и всем помогает! — не выдерживает Богатова. — Если у них есть доказательная база, зачем их пытать и угрожать". 

О своей встрече со следователем рассказал отец Дмитрия Дмитрий Пчелинцев. Он был шокирован тем, что в материалах дела указано, что его сын занимался "незаконным выживанием в лесу и оказанием медпомощи". "Обвинение лепят из чего попало", — возмущен Пчелинцев. 

Кроме того, в деле есть одинаковые характеристики на всех фигурантов дела, "будто сделанные под копирку слово в слово". Отец не отрицает, что у сына дома хранилось боевое оружие, которое было официально оформлено и на которое имелось разрешение, у него была лицензия инструктора. А в соревнованиях по стрельбе Пчелинцев участвовал как судья. В августе прошлого года он получил положительную характеристику и справку для получения оружия, а в октябре ему внезапно дали отрицательную характеристику. 

Пчелинцев считает, что следователи завели дело в преддверии выборов для отчетности и повышения по службе. Он уверен, что его сына взяли вместе с его друзьями за их антифашистские взгляды. На сына ранее пытались заводить уголовное дело, как рассказал Пчелинцев, в Пензе он с друзьями "поколотил" фашистов, которые ходили по улицам и зиговали. Сына обвинили в экстремизме, но в суде дело развалилось.

Правозащитник Лев Пономарев отметил, что они вместе с комитетом "Родительская сеть" подали обращение уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой. На встрече с родителями она пообещала оказать поддержку и была готова провести повторную встречу. Родители надеются, что им окажут помощь. Они попросили обеспечить безопасность их детям и поменять следственную группу. 

"Мы требуем, чтобы оградили наших детей от палачей в погонах, которые издеваются над ними, — заявила Богатова. — Ну как это все можно терпеть, у нас здесь правовое государство, у нас все честно, у нас все правильно, ну, в конце концов, сколько мы будем терпеть? Над нашими детьми издеваются палачи в погонах, которые должны нас защищать, — а мы их боимся!" 

Реклама
Реклама