Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Новости

19.06.2018
Элита может быть только одна — кремлевская!

Далекий от российской столицы Новосибирск, очевидно, не является для Кремля просто сибирским мегаполисом. Будучи крупнейшим российским городом за уральскими горами, да еще и со статусом "региональной столицы" и достаточно устойчивой тенденцией к росту численности населения (уже более 1,6 млн человек) — Новосибирск никак не может избавиться от репутации беспокойного хозяйства на балансе общефедерального бюджета.

"На балансе" — является вполне корректным определением, если вспомнить проблемный вопрос о перекосах при распределении финансовых потоков от сбора налогов. Однако это само по себе не является основополагающим фактором, превращающим крупный сибирский центр в нездоровый, с точки зрения центральной власти, общественный конгломерат.

Возможно, именно удаленность от Москвы, географическая самоизоляция (территориальная отстраненность от соседних городов, очень выраженная по меркам европейской части страны) продолжает порождать "областничество" с ярко выраженной общественной прослойкой, неравнодушной к политическим процессам именно в своем городе, расслоением мнений, которые в современных российских реалиях уже давно должны были сойтись в единственно "верную" идеологическую колею.

В итоге Кремль имеет отдаленный от рычагов прямого управления город, который фактически представляет спесивый регион, буквально при каждом случае демонстрирующий просто-таки противоестественную гражданскую активность.

Митинги, требования прозрачных (и главное — конкурентных!) региональных выборов, вредоносные перформансы творческой интеллигенции, породившей "сомнительную" Монстрацию, а следом додумавшейся и до "Марша за федерализацию Сибири". Обилие споров на социальные и общественно-политические темы, пусть даже касающиеся в основном местных реалий — с позиции федеральных властей, не может считаться чем-то нормальным. Подобное в принципе противоречит выверенным положениям, по которым в России уже почти два десятилетия выстраивается властная вертикаль, разумеется, с полным ручным управлением любого российского региона.

Сейчас, когда до выборов губернатора осталось менее трех месяцев, вопрос, мучивший федеральную власть, видимо, с октября 2017 года (с момента отставки последнего губернатора НСО Владимира Городецкого), наконец

получил свое логическое разрешение — выборы в регионе, по сути, отменены.

Собственно, что в течение многих месяцев наблюдала неравнодушная новосибирская общественность? Если отставка невидимого и неслышимого Владимира Городецкого прошла почти незамеченной — местная социальная среда ограничилась недельным обсуждением, сведенным к "был Городецкий, теперь нет Городецкого, все едино", то о ее прямом последствии — назначении врио губернатора Андрея Травникова — такого не скажешь. Есть все основания предполагать, что изначально Кремль подразумевал некоторую деликатность при

перебрасывании сити-менеджера 400-тысячной спокойной Вологды в далекий мегаполис, центр сибирской науки и культуры, но из этого ничего не вышло.

Публичный шум, который произвел Андрей Александрович при своем появлении в Новосибирске, заставил даже "на все согласных" местных чиновников вкупе с послушной городской прессой как минимум на неделю-две дистанцироваться от начала нахваливания мудрого почина Кремля. Растерянной выглядела даже общественность, которую трудно заподозрить в симпатиях к правящей в стране политической силе. Да и вопрос стоял не о политической принадлежности самого Травникова (в конце концов трудно представить, чтобы Кремль назначил временно исполняющим кого-то, не относящегося к стоящему у власти истеблишменту), а затрагивал территориальное происхождение нового врио, добавляя недоумение от появления "человека со стороны", куда еще

примешивалось плохо скрываемое огорчение местной элиты, едва не доходящее до откровенной обиды.

Вполне реально предположить, что Москва предполагала подобную реакцию. Но все нюансы, связанные с ее последствиями, в глазах Кремля явно выглядели вторичными на фоне решения куда более насущной проблемы — приведения Новосибирска к общеединому знаменателю государственной стабильности. По крайней мере, к попытке наконец-то это сделать: "центру" все указало на то, что управленцам из местного бомонда особого доверия больше нет.

Вопрос с новосибирскими губернаторами у Кремля давно уже стоит остро, по принципу "поставили — опять промахнулись".

Необходимо пояснить, в этом плане некоторые решения Москвы выглядели и правда своеобразными. Некогда на политическом пространстве Новосибирска существовал "долгоиграющий" губернатор Виктор Толоконский, без лишних усилий переместившийся в кресло областного хозяина из кресла мэра Новосибирска. Его политическая карьера пришлась на относительно нейтральные, во всех смыслах, времена, и потому долгое время складывалась спокойно. Пробыв новосибирским мэром в 1996-2000 годах, Виктор Александрович, как уже сказано, без особого напряжения стал губернатором. Но бестревожные 2000-2010 годы правления заставили Толоконского беспокоиться о собственном будущем, притом в буквальном смысле — автор помнит его пасмурное заявление, сделанное перед местными журналистами в начале 2010 года, прозвучавшее в духе "не знаю, что дальше, если переназначат".

На пост губернатора Виктор Александрович переназначен не был, зато в сентябре того же 2010 года очутился в должности полпреда президента в Сибирском федеральном округе, где без особых затруднений пребывал четыре года. Трудно сказать, насколько на дальнейшее развитие событий повлияли все те перипетии, которые происходили в стране как раз после 2014 года — но Толоконского волею Кремля занесло на должность губернатора Красноярского края.

Тем временем губернаторское кресло в Новосибирской области не пустовало, его в 2010-м занял другой представитель "Единой России" — производственник Василий Юрченко, годы правления которого — 2010-2014 оказались до такой степени неоднозначными, что их последствия (реакцию Кремля) можно трактовать как легкий испуг, помноженный на откровенное удивление. Возможно, "задачи", поставленные Москвой в 2010 году перед новым областным начальником, еще несли оттенок некоторой неопределенности — но в любом случае Василий Алексеевич на своем посту

оказался слишком уж бойкой фигурой, чего от него явно не ожидали и особых распоряжений на этот счет не давали. Более того, при всей своей неусидчивости для московского руководства, для новосибирцев Юрченко был вполне приемлемой кандидатурой, в том числе и для оппозиционно настроенной прослойки горожан.

Последствия своего правления для Василия Алексеевича обернулись более чем плачевным итогом — в марте 2014 года он оказался без должности из-за недоверия президента РФ, а уже в мае бывший губернатор стал фигурантом уголовного дела, которым ему вменяли "превышение должностных полномочий" (фактически речь шла о коррупции — следствие обвинило Юрченко в мошенничестве с недвижимостью, хотя фактически он выполнял указания сверху). Произошел редчайший случай, когда среди местных противников партии власти наблюдалось расслоение мнений о правдивости инкриминации такого рода, а сама власть доказывала, что к полумерам не привыкла.

Губернатором же назначили еще одного бывшего новосибирского мэра Владимира Городецкого — облначальника тише воды, ниже травы, при "попустительстве" которого в городе разгорелась невиданная доселе протестная активность.

Обозначившийся в Новосибирске Травников — "третья попытка" утвердить у власти губернатора, который наконец-то должен обеспечить (что, видимо, предполагается) расторопность в местных вопросах и тотальное соглашательство с центром.

Включены все элементы имиджевой политики — и вот в последние месяцы Травников демонстрирует явный рост положительного отношения к себе со стороны местной общественности (с чем поначалу у него были немалые проблемы). Это обозначает вполне конкретную установку — раз в области существуют прямые выборы губернатора, Травников в сентябре обязан их выиграть.

Мало кто сомневается, что Кремль всерьез рассматривает хоть какой-либо иной вариант, кроме "пустой формальности" в виде нужного количества поданных за уже фактически назначенного наместника голосов избирателей.

Все шло по вполне выверенной стезе до момента, пока публично не обозначились губернаторские амбиции у другого беспокойного персонажа новосибирской политики — нынешнего новосибирского мэра (от партии КПРФ) Анатолия Локотя. В апреле он, видимо, придя к выводу, что достаточно томить общественность неопределенностью, объявил о своей готовности баллотироваться на пост губернатора.

Непросто обозначить, сколько сограждан, сохранивших здравый смысл, хорошо понимает — система избирательного процесса в регионе является точной калькой с аналогичного элективного процесса на общефедеральном уровне, когда наличие "интриги" обуславливается не избирательной борьбой между кандидатами, которых хотя бы условно можно было обозначить в качестве реальных политических конкурентов.

Единственная интрига, которая может явить себя перед российским избирателем — это тот случай, когда в тщательно выверенном электоральном процессе вдруг из ниоткуда обозначается лицо, которое в течении этого самого процесса властями предержащими изначально совсем не предполагалось.

Зачастую такая инициатива может быть проявлена представителями давно приглаженных "системных" партий — и, видимо, отдаленность от столицы, запросто может сыграть на малоуместный оптимизм в столь филигранном вопросе, как прямые проявления "суверенной" российской демократии.

Локоть, несмотря на свою официальную принадлежность к оппозиции, на деле уже более четырех лет на посту новосибирского мэра доказывал приверженность "генеральной линии", и вряд ли он мог явить такую интригу. Конечно, речь шла о борьбе одного высокопоставленного кандидата с другим, но, как, скорее всего, подтвердит любой житель Новосибирска, неравнодушный к местным политическим коллизиям, — "зато какие типажи!".

И тут на публичном поле совершенно неожиданно вынырнул Виктор Толоконский, ставший главным советником мэра в пору его губернаторских амбиций. Единоросс Толоконский умудрился явить нечто потрясающее: публично озвучить критику, направленную на потенциального путинского губернатора Травникова. Вопрос о том, чего попытался добиться Виктор Александрович, когда он в сущности призвал городскую общественность не голосовать за властного назначенца — до сих пор не может получить внятного ответа у новосибирских политологов. В конечном счете никакой интриги на сентябрьских выборах Новосибирск не увидит. "Оппозиционная" КПРФ после московских "консультаций" заставила своего представителя унять его политический гонор — явив ожидаемое и столь же унылое примиренчество с теми, с кем как бы обязана вести бескомпромиссный бой.

В первой половине июня Локоть уволил Толоконского и отозвал заявление о желании побороться за главный областной пост в обмен на поддержку на выборах мэра Новосибирска, которые должны пройти в апреле 2019 года.

А дважды бывший губернатор Толоконский дошел до перспективы лишиться членства в "Единой России" и не получить обещанное ему ранее место в совете директоров РЖД. Пока он "держит лицо" и не демонстрирует какой-либо растерянности из-за сложившейся ситуации, но попытка проявить самостоятельность вызывает уважение.

Сергей Богданов