Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Новости

17.07.2017 | 12:59
Прокуратура потребовала реальных сроков для участников ИГПР ЗОВ

В Тверском районном суде в ходе прений по делу участников "Инициативной группы за проведение референдума об ответственности власти" (ИГПР ЗОВ) прокуратура потребовала реальных сроков для подсудимых. У одного из обвиняемых Юрия Мухина есть инвалидность, а во время судебного следствия он находился под домашним арестом. Об этом сообщает корреспондент Каспаров.Ru из зала суда.

Суд затребовал 4 года и 6 месяцев для Мухина, 4 года для журналиста РБК Александра Соколова и Валерия Парфенова, а также 4 года и ограничение свободы на год и лишения звания полковника ВВС для Кирилла Барабаша.

По версии следствия, участники ЗОВ, формально призывая к проведению референдума, на самом деле пытались организовать законспирированную организацию для свержения существующего режима, так же как и запрещенная ранее "Армия воли народа" (АВН).
Прокурор Екатерина Фролова отметила, что обвиняемые не признали себя виновными, заявив, что ЗОВ не является продолжением деятельности АВН. Обвинитель оценила доказательства их вины достоверными и допустимыми.

В частности, достоверными признаны показания засекреченных свидетелей "Пономарева" и "Власова". Сторона защиты уверена, что они связаны с сотрудниками Центра "Э".

Сторона обвинения попросила считать недостоверными сведения о том, что свидетели Ирина Пыжьянова и Андрей Нечитайло заявили об оговоре под давлением со стороны следствия. Многочисленные показания свидетелей защиты сторона обвинения также попросила считать недостоверными.

Одним из доказательств вины участников группы стали публичные выступления на митингах Кирилла Барабаша и Валерия Парфенова. Барабаш, в частности, предложил народу "взять вилы" и "пристрелить (президента РФ Владимира) Путина как бешеного пса",

что тоже было расценено обвинением как призыв к свержению существующего строя и экстремистской деятельности. Доводы о том, что Барабаш выступал от своего лица, а не от лица организации, сторона обвинения посчитала недостоверными.

Приемлемыми признаны и экспертизы, проведенные по ходатайству следствия. Экспертизы, проведенные стороной защиты, приемлемыми не признаны.

17 июля суд успел заслушать позицию только обвиняемого Мухина и частично Александра Соколова. При этом как отметили обвиняемые организация ИГПР ЗОВ не запрещена законом, а довод о том, что ИГПР продолжает деятельность запрещенной ранее АВН не соответствует действительности.

Свидетельские показания, переписка обвиняемых и экспертизы проведенные по инициативе следствия неоднократно подтверждали, что АВН и ИГПР ЗОВ - это разные организации, хотя и совпадающие в целях добиться реферндума об ответственности власти.

Кроме того, есть свидетельские показания о том, что обе организации существовали паралельно и добивались проведения незапрещенного законодательством референдума. Вменяемая подсудимым подготовка проведения референдума по сути не является противоправным деянием. 


Как заявил подсудимый Мухин, прокуратура инкременирует обвиняемым массовое распространение экстремистских материалов, в то время как противоправным является распространение лишь "заведомо экстремистских материалов". Подсудимые напомнили, что экстремистким деянием может быть признано только деяние, связаное с применением насилия, а между тем в деле нет ничего не только о применении насилия, но и об ущербе или потерпевших.


Создание ИГПР ЗОВ, Мухин оправдал тем, что на сбор подписей для проведения общероссийского референдума в России законодательством выделяется лишь два месяца, включая работу в регионах и натариальное заверение собранных подписей. 
Мухин отметил, что обвинение зачитало названия документов, но не огласило их содержания. 


Также Мухин выразил сомнение в достверности и применимости в качестве доказательств обвинения свидетельских показаний.
В частности, сомнительными подсудимым кажутся показания секретных свидетелей "Пономарева" (Сергей Кротов) и сотрудника Центра по борьбе с эктремизмом "Власова" (Давыденко). В то же время оба секретных свидетеля подтвердили, что основной целью организации было проведение референдума.  
Также обвиняемые усомнился в достоверности показаний Романа Замураева, (участника той же организации, оправданного судом после того, как он дал показания против подсудимых), а также свидетелей, заявивших об оказанном на них давлении со стороны следствия.

Напомним, представители ИГПР ЗОВ добивались проведения референдума о прямой ответственности госслужащих, включая президента, при помощи проведения специального голосования, по результатам которого чиновники могли быть наказаны или наоборот поощрены.

Реклама
Реклама